Почувствуйте разницу: СССР строил в Афгане школы и мосты. А США – тюрьму и курятник – RN

Почувствуйте разницу: СССР строил в Афгане школы и мосты. А США – тюрьму и курятник

Источник 25.08.2021

Почему итоги военного присутствия двух великих держав в одной и той же стране оказались такими непохожими.

Советский Союз с декабря 1979 по февраль 1989-го не только вел боевые действия против моджахедов на территории Афганистана, но и много строил, и помогал готовить военную и научно-техническую элиту страны.

США с осени 2001-го по август 2020-го вели боевые действия против талибов* и Аль-Каиды** и тоже что-то строили. Но итоги присутствия отличаются сильно. И покидали эту страны мы по-разному.

Руководитель Центра изучения Афганской политики Андрея Серенко полагает, что советское и американское присутствие на Афганистане отразилось сильно, но принципиально изменить эту страну так и не смогло…

ЧТО РУССКОМУ ХОРОШО, ТО АМЕРИКАНЦУ?

Советский Союз предлагал Афганистану социализм. И это было ошибкой: социализм для афганцев противоестественен. Фото: Getty Images

– СССР и США предлагали Афганистану разные проекты развития?

– Оба проекта были модернизационные, и оба провалились. Во всех смыслах и социально экономических и военно-политических. Проект модернизации предлагает переустройство общества. Они были внешние, эти проекты, они не навязаны извне. Это не внутриафганские проекты. Они не были обусловлены внутренней эволюцией афганского общества. И подкреплены были проекты внешней военной силой. То есть не просто модернизационные, а с сильной военной компонентой. То есть действовали примерно по одной схеме и потому в общем похожи. То, что мы построили больше, чем американцы, имело один результат — крах. За время существования Афганистана было четыре попытки модернизации страны. Аманнулла-хан пытался модернизировать. Мухаммед Захир-Шах пробовал. Эти внутренние проекты частично были успешны, но терпели в итоге неудачи.

Внешних было два – советский и американский.

– Мы строили социализм при поддержке имевшейся там партии социалистической направленности?

– Руководители обеих фракций были на нашем содержании — Хальк и Парам Они имели оперативные псевдонимы, полностью зависели от СССР. И формировались они под советским влиянием. Это был наш инструментарий с разной степенью эффективности. А иногда афганский аппарат использовал нас – афганцы иногда дергали за ниточки , они мастера в этом.

– Американцы не избежали этого?

– Нет. Наши проекты похожи по своей структуре. Оба сильно идеологизированы. И предлагали не просто хозяйственные или экономические практики и элементы логистики, но и серьезное переустройство общества.

ДАЕШЬ СОЦИАЛИЗМ!

Время правления президента Наджибуллы, которого долго поддерживал СССР, афганцы признали лучшим за последние 40 лет. Фото: AFP

– Но мы же предлагали им жить по справедливости, по-социалистически?

– Это и стало причиной гибели модели. Но для афганцев социализм неестественен. Наша модель предполагала пропаганду атеизма — в насквозь исламском афганском обществе это сразу ставило крест. А политические репрессии против мулл? Это же единственный безусловный авторитет за пределами городов! Земельная реформа с отчуждение земли — для афганцев вещь вообще немыслимая. Это самоубийственно – в аграрной стране пытаться проводить коллективизацию и не учитывать при этом исламский фактор. Можно сколько угодно строить дороги и больницы и привозить докторов, но толку то?

– А образование?

– Да, мы пытались выращивать свою афганскую элиту в том же Кабульском политехе. Как и США пытались выращивать свою в Американском университете в Кабуле. И вывозили молодых афганцев на обучение на Запад. Они это делали целенаправленно и достаточно массово. В Кабуле английский стал языком межнационального общения. Когда там молодые люди из разных этносов встречались, они не понимали друг друга, а сейчас встречаются — и общаются на английском. Вклад в развитие молодежи у американцев был не менее значительным, чем у СССР.

Международный экипаж космонавтов в составе гражданина республики Афганистан Абдула Ахада Моманда и Владимира Ляхова после приземления. Фото: Бабушкин А., Пушкарев Альберт/Фотохроника ТАСС

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЮ ВЫРЕЖУТ?
– Кто воспитал больше научно-технической и гуманитарной интеллигенции — мы или они?

– Формируется очень тонкий слой цивилизации. Один был ориентирован на СССР, другой на США. Но он легко срезается. После нашего ухода, а особенно после падения Наджибуллы, там вычистили всех. Часть успела сбежать в Россию, часть в постсоветские страны, ну и в бывшие страны-союзники. Немногие из них бежали на Запад. И то же самое будет сейчас происходить с выращенной американцами элитой. Немногие улетят на американских и британских самолетах, кого-то вычистят талибы, кто-то растворится в море вновь наступившей архаики. Архаика торжествовала всегда — при поддержке Пакистана.

– Нельзя говорить, что афганское общество само отвергало все модернизационные попытки?

– Нет, афганцы тоже люди, и тоже хотят жить хорошо. Иметь смартфоны, интернет и супермаркеты. Но в регионе есть традиционная сила, опирающаяся на архаику. Это Пакистан. Они приняли активную роль в обрушении советского проекта — пакистанские спецслужбы в первую очередь. Исламабад инструктировали и готовил командиров афганских отрядов – и направлял их.

– Нам Исламабад гадил, а американцам?

– Так они и американский проект обрушивали! Их разведка очень активно работала против западного проекта в Афганистане.

– И американцы об этом знают?

– Конечно. Если бы не поддержка Пакистана — талибы не победили бы. Но как начать давление на Пакистан, страну с 200-миллионным населением и ядерным орудием? Или надо сохранить их как формального союзника? Взвесив все за и против — американцы поняли, что первое слишком хлопотно.

ПАМЯТЬ О СОЮЗЕ
– Просоветская и проамериканская прослойки в Афганистане — они по численности или по влиянию равнозначны были?

– Прослойка, созданная американцами, пожалуй, выглядит более внушительной. И у них были технологии 21 века. Это несколько миллионов человек — они оказались сильно завязаны на западную помощь и на западный образ жизни. И надеялись, что Запад пришел в их страну всерьез и надолго. И пока американцы не начали переговоры с талибами, они были популярны среди немалой части афганцев. Ну, или в глазах прогрессивного афганского класса.

– Про то доброе, что принес СССР, там позабыли совсем?

– На самом деле, в состав этого афганского правящего класса входили и бывшие симпатизанты Советского Союза. Так, например, в окружении президента Гани было много людей, которые сформировались в советской ценностной системе, в том числе учившихся в нашей стране. И была молодая группа, в частности, помощник по нацбезопасности Мохиб — они Союз не застали, но они придерживаются технократических убеждений. И с интересом относились к опыту советской модернизации Афганистана.

– Почему — считали, что наша модель все же лучше американской?

– Если бы мы били такие классные то не было миллионов беженцев с 1979 по 1989-й годы. Молодые афганские технократы с одинаковым интересом изучали и советский проект, и американский. Это не сталкивало страну в архаику. Они пытались сделать Афганистан современным государством. Но Москва в какой то момент заигралась с талибами и все связи заблокировала.

– Заигралась?

– Президент Наджиб был убит талибами по приказу Пакистана. Он был последним символом модернизации по советскому проекту. Он долго считался фигурой абсолютного зла. Но Мохиб, секретарь совета безопасности в нынешнем кабинете— первый раз посетил могилу Наджибуллы, и назвал его великим патриотом Афганистана. И в последних боях с талибами в течении года бойцы афганского спецназа ходили в атаку со значками президента Наджибуллы. Причем спецназ этот уже был подготовлен американской разведкой.

– В нынешней афганской армии людей с советской военной подготовкой и пророссийски настроенных не осталось?

– Их достаточно. И не только на средних, но и на высоких командных должностях. Они принимали участие в создании ключевых родов войск. Генерал Ахмади — один из отцов основателей сил коммандос. Они и сдерживал талибов, но у них численность недостаточная. Он был выпускником Рязанского десантного училища.

– Прослойка афганцев, которая за модернизацию — она изучала возможности и нашего, и американского проекта и пыталась из них использовать то, что им подходило для превращения Афганистана в современное государство.

– Но Наджиб после нас продержался три года, а нынешний режим после ухода американцев и пары месяцев не устоял?

– Наджиб продержался потому, что мы оказывали ему долго всю необходимую помощь. Поставки боеприпасов и ГСМ шли до момента краха СССР. Когда к власти пришел Ельцин — его первая встреча прошла с Раббани. Это стало политической демонстрацией предательства нашего бывшего союзника. Ну, как сейчас американцы отказали в поддержке режиму Гани.

– Но нас не было в Афганистане с 1989-го – и местная власть держалась три года, а сейчас режим рухнул сразу после ухода американцев.

– Американцы отказали Гани в поддержке до своего ухода. Разная система обеспечения была создана. У СССР одна, у американцев— другие практики. Американцы создали свою систему. При Советах каждая воинская или полицейская часть имела запасов на 90 дней. Они даже в окружении могли три месяца продержаться в каждом уезде. Американцы создавали запасы для афганских ВС — на три дня. Три дня воюешь — потом новые поставки. Как только прерывается цепочка — армия встала.

– В том числе и потому так быстро сдавались города талибам?

– Американцы ввели в действие свой проект сдачи Афганистана под протекторат Пакистана. Он был запущен еще лет 10 назад: закончить войну, выйти из Афганистана и передать страну под контроль Исламабада. Талибы — не самостоятельны. Они полностью подконтрольны Пакистану, его спецслужбам. Которые в середине 90-х отказали в поддержке Хекматияру, решили что талибы более эффективны.

– А американцы?

– Американцы приняли политическое решение о сдаче Афганистана. Это частный случай, который подтверждает глобальное решение. Важнейшее решение, из-за которого талибы переломили ситуацию в свою пользу – это отсутствие воздушной поддержки со стороны США. Байден обещал афганским наземным силам массированную воздушную поддержку. До 1986-го мы доминировали в афганском небе и на земле наша армия и афганская имели преимущество. Но американцы поставили свингеры – и тут же изменилась ситуация. И начался обратный отсчет для режима Кармаля- Наджибуллы.

КРУГОМ ПРЕДАТЕЛЬСТВО
– А теперь?

– В мае-июне афганская армия провела наступательные операции. Талибы были разгромлены почти по всем направлениям. Но ситуации с этого момента посыпалась — как только американцы снизили количество и качество бомбардировок, а потом и вовсе их прекратили. Командиры армейских частей получали приказ отдавать города. Армия бои фактически уже не вела.

– Талибы не победили — им отдали победу?

– Да. Бои за Герат, за Кандагар в мае-июне 2021-го — это феноменальные проявления героизма афганцев, их Сталинград. Они чувствовали поддержку союзников. У Герата было до 5 тысяч боевиков, из которых две трети составляли пакистанские наемники. И только когда американцы их сдали — начался процесс краха. В Кандагаре столько перемалывали мяса джихадистов! Там активный приток боевиков через границу ежесуточно шел на территорию от 500 до 1000 боевиков в июне.

– Американцы не бомбили эти переходы?

– Нет. Пролетал один Б-52 – и они панически боялись воевать. Никто не собирался умирать. Разговоры про то, что они сильные воины — это разговоры. Они хотят пограбить, прихватить баб и домик. Вот и все. Никто не хотел попасть в рай. Все хотели красиво жить на земле. А прилетал В-52 – и все разбегались.

ТРИ ПРИЧИНЫ
– В итоге наши модели не прижились – по каким причинам?

– Ментальным, религиозным, из-за воздействия третьей стороны — Пакистана. Чтобы афганцы не говорил под камеру, и советское и американское присутствие — это для них две оккупации. И американцы там построили тоже достаточно. Хотя и украдено было много. И влияние на образ жизни – существенное оказали. В любом случае там торжествует архаика. И посмотрим, что останется американцам.

– Талибы надолго?

– Находящиеся в Кабуле афганцы считают, что талибы не надолго и у них начнется развал. Если Пакистанцы не смогут быстро организовать управление колонией, потому что сами талибы это сделать не в состоянии. Они никогда не строили – только разрушали. Им придется брать старые кадры – и тогда начнет растворятся их система жесткого эмирата. И привычных афганских коррупционных правил. Кто станет управлять банками, компаниями, провинциями? Какие у них практики, кроме практик террора? Вскоре внутри Талибана начнется борьба за кормовую базу.

– И что случится дальше?

Американцы 30 лет спустя пытались внедрить западную демократию. И тоже безуспешно. Фото: Getty Images

– В последние 30-40 лет политическая система Афганситана— это слабое центральное правительство. Любое — социалистическое, моджахедское, демократическое. Был слабый Кабул — и этим пользовались разные повстанцы. Теперь талибы сами – центральное правительство. И в этой ситуации станут проявлять себя региональные анклавы. Авторитеты. А там от слов быстро переходят к делу. Они эту тенденцию не преодолеют.

– Масуд-младший в Панджшере закрепится?

– Там полно оружия. Стоят Грады и Ураганы с 80-х годов хорошем состоянии, и еще до 20 тысяч бойцов ополчения. Нахрапом Панджшерское ущелье не взять. 40-я армия не взяла – и талибы не смогут. У них авиации и тяжелой артиллерии нет, а у Масуда и вертолеты есть. У Панджшера есть шанс на успех — при внешней поддержке. При том любой вешний проект модернизации большинство афганцев встречают в штыки. Но качают из него деньги. Без денег Пакистана Талибан бы не выжил.

– И так – всегда?

– Если бы не поддержка в 90-е северного альянса со стороны России, Индии, Иран потом американцев – не было бы без них никакого Северного альянса. Второй момент — готовность лидеров сопротивления продолжать борьбу до конца. Не поддаться на уговоры талибов. Ни одному их слову верить нельзя. Если они не пойдут на соглашения и уловки — это важный момент. Проект оппозиции талибам может оказаться успешным. Если хотя бы одного фактора не будет хватать – проект не будет успешным.

НАШ НАДЖИБУЛЛА ДЕРЖАЛСЯ ДОЛГО
А вот что вспоминает полковник запаса, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

– Американцы уходят из Афганистана совсем не так, как советская 40-я армия?

– Нужно смотреть по результатам. Американцы вложили в эту страну даже не миллиарды, а триллион долларов за 20 лет. Мы 10 лет вкладывали не менее миллиарда в год – в строительство, в укрепление афганской армии. Когда мы уходили, в штабе Туркестанского военного округа строили прогнозы – сколько Наджибулла без нас продержится. Многие давали ему всего неделю! К великому удивлению, Наджибулла отбил первое же большое наступление. Мы тогда ему минимально помогли техникой.

– А американцы в «просоветского» Наджибуллу верили?

– Американцы давали Наджибулле от 3 до 6 месяцев. А он три года продержался! И контролировал не только Кабул, но и центры провинций, и магистрали.

– Но мы его больше не поддерживали?

– Да мы его предали! К нам приезжали афганцы: дайте боеприпасы, дайте горючее! Но тогда завершалось правление Горбачева и прошла команда: вообще ничего не давать Кабулу. Если бы дали топливо для их авиации и танков, то Наджибулла там долго бы еще держался.

– То есть армия афганская тогда была боеспособней, чем нынешняя?

– Да.

– Почему армия, подготовленная США, провалилась за три недели?

– У американцев были несопоставимые с нами вложения и в армию и в МВД – а что толку? Кто же там такие деньги разворовывал, этот триллион? И не только ведь афганцы воровали. Мне об этом наш посол в Афганистане рассказывал.

ПОСПЕШИЛИ С ВЫВОДОМ ВОЙСК

Работавший послом на Ближнем Востоке, а ныне зампредседателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов считает, что ошибки в Афганистане совершали и мы, и американцы, но последствия несопоставимы.

– А в чем были ошибки СССР?

– У нас с Афганистаном были традиционно неплохие отношения. Но мы вводили войска неправильно.

– То есть?

– Я сам выступал в то время за ввод войск – но только в северную часть Афганистана, не в Кабул. Министр обороны Устинов мои аргументы не воспринял. А ему все верили, как построившему замечательную оборонную промышленность. В итоге мы и неправильно ввели войска, и не вовремя их вывели. В тот момент, когда ситуация с правительством Наджибуллы как раз начала налаживаться. Нам там было самое время закрепиться, а не уходить.

– То есть все-таки период мирной жизни там был?

– Я встречался с вице-президентом Афганистана в начале 1989 года, при Наджибулле. И он говорил, что никогда такой ситуации устойчивой не было. Но просил: вы только не бросайте нас, не выводите войска. А наше руководство бросило их. Сами афганцы говорят сегодня: Наджиб был лучшим главой страны в истории Афганистана. Он был и гибким, и честным, и сильным.

*Организации, запрещенные в России

Источник


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ